eng Всемирная Энциклопедия Путешествий + МГИИТ
 
1. Первые шаги по пустыне
Читать весь цикл статей: Жгучее дыхание Кызылкума
Аннотация серии статей

«Познай мир, познай себя!» - мой девиз. В недалеком прошлом мне посчастливилось немного познать Заполярье, горно-таежные зоны Алтая, Саян, Якутии, Кольского полуострова и Камчатки. Но по-прежнему оставалась непознанной пустыня. Кто же не помнит замечательный фильм Владимира Мотыля «Белое солнце пустыни»?! Мне было очень интересно познакомиться с пустыней, но не с «киношной», а с реальной. Я отчетливо сознавал, что может ожидать меня в пустыне. И был готов к экстриму.

В глубокой древности район, по которому мы путешествуем, населяли земледельцы, возделывавшие обширные пространства орошаемых земель. Нескончаемые нашествия завоевателей Дария I, Кира, Александра Македонского, Тимура, Чингисхана, Надиршаха претерпел этот край. Но о прежних временах напоминают развалины крепостей-поселений (асаров). Издали они похожи на скирды соломы. Их четкие контуры врезаны в линии горизонта почти правильными трапециями. Вблизи же это часто почти бесформенный холм или группа холмов высотой до 10-15 метров. Местами видна античная кладка из необожженных глиняных кирпичей. Однако совсем немного воображения - и перед вами крепостные стены со сторожевыми башнями и парадными воротами, торговые ряды с пестрой многоликой толпой, мастерские гончаров, чеканщиков, оружейников и мирные жилища.

Группа на маршруте. Начало путиРанним апрельским утром наш поезд прибыл на станцию Джусалы, расположенную недалеко от космодрома Байконур. Если верить ученым-географам, мы теперь на северо-восточной окраине Кызылкума. Совсем не жарко. Едва ли выше нуля. Пожалуй, рановато мы сюда явились. И вообще пустыня ли это? Ровная и твердая, как бетонная плита, раскинулась во все стороны мертвая серая степь. Такыры… От станции на юг черной лентой уходит к горизонту асфальтированная дорога. По ней торопливо проносятся грузовики, автобусы и элегантные лимузины.

Первые шаги по пустыне. Мы еще не привыкли к ней и опасаемся, как всего неведомого. В каждой ветви кустарника нам чудится зловещая, готовая к броску змея. За каждым камнем видишь прожорливого варана гигантских размеров. Но вопреки ожиданиям, ничего особенного - только гулкая твердь такыра под ребристой подошвой ботинка, да с детства знакомый запах полыни. Зато какая перспектива! Кажется, горизонты раздвинулись в бесконечность и не на чем остановить взгляд - вокруг только бездонная синь неба! Всё ровно, прозрачно, безмятежно. Однако вскоре убеждаемся, что пустыня не такая уж безжизненная, как кажется на первый взгляд. Вот маленькая юркая ящерица - "круглоголовка" выскочила из норки на серый глянец такыра и стремительно скользнула мимо нас. А вот под жидкой тенью саксаула ведут неторопливую беседу две черепахи.

Пустынные папарацциЛюбовный треугольник

Наше приближение они встречают агрессивным шипением. Из своих подземных лабиринтов выбрался на поверхность поглазеть на мир любопытный тушканчик. Встал на задние лапки, насторожился, покрутил головой влево - вправо, шмыгнул носом, снова замер, пискнул и скрылся, озадаченный неожиданной встречей. Увидели мы и первую змею. Это, правда, была не эфа и не щитомордник, а всего-навсего "стрелка". Грациозно, с достоинством она уползла в сторону, как бы исполнив изящный реверанс. Очень скоро мы привыкнем и к частым встречам со "стрелкой", и к её светским манерам, научимся отличать её от неодушевленных предметов, чтобы бесцеремонно не наступить змее на хвост. Мы воочию убедимся, что даже в брачную пору "стрелки" не склонны бросаться на человека с веток саксаула и тем более пронзать его насквозь, как вещают некоторые "очевидцы". Своим миролюбием удивляли нас даже гадюки, подолгу позировавшие с поднятой головой в метре от объектива фотоаппарата.

Первый привалВ глубокой древности район, по которому мы путешествуем, населяли земледельцы, возделывавшие обширные пространства орошаемых земель. Нескончаемые нашествия завоевателей: Дария I, Кира, Александра Македонского, Тимура, Чингисхана, Надиршаха претерпел этот край. Об этих временах напоминают развалины крепостей-поселений (асаров). Издали они похожи на скирды соломы. Их четкие контуры врезаны в линии горизонта почти правильными трапециями. Вблизи же это часто почти бесформенные холмы или группы холмов высотой до 10-15 метров. Местами видна античная кладка из необожженных глиняных кирпичей.

Однако совсем немного воображения - и перед вами крепостные стены со сторожевыми башнями и парадными воротами, торговые ряды с пестрой многоликой толпой, мастерские гончаров, чеканщиков, оружейников и мирные жилища. На вершинах холмов - множество глиняных черепков со следами резных орнаментов. Выбираем несколько из них в качестве трофеев. Под одним из осколков Гена нашел мирно спящего скорпиона. И тут же отправил беднягу во флакон со спиртом.

Древность и современностьНа крыше асара

Из всех крепостей больше других запомнилась Алтынасар. И не только потому, что лучше сохранилась. У одной из крепостных стен Алтынасара нам посчастливилось завести знакомство с двумя очаровательными семьями - степного кота и орла. В каждой из них по трое малышей. Родителей орлят мы не застали дома, а вот красавица кошка выпрыгнула из своей "квартиры" как раз в тот момент, когда Гена сунул туда нос. Кто кого больше испугался, теперь определить трудно, только представительница семейства кошачьих, оставив на произвол судьбы своё потомство, пустилась в бегство с такой резвостью, что чуть было не сшибла меня с ног. И через несколько секунд её упругое пятнистое тело скрылось в кустах саксаула.

У ворот АлтынасараОрлята в ожидании родителей

Виктор Константинович с профессиональным интересом художника подолгу изучает архитектуру древних сооружений, нередко восхищаясь мастерством выполнения арочных сводов и совершенством геометрических пропорций, делает карандашные наброски в своем походном альбоме. Несмотря на солидный вес наших рюкзаков, идется пока легко. Солнце ещё не очень-то усердствует, словно сознавая, что нам нужна акклиматизация. Легкий ветерок зюйд-вест. Щебет птиц в поднебесье. Идиллия! Если бы только не кровавые волдыри мозолей на ногах, дающие о себе знать, особенно в начале каждого перехода.

Радостный пилигрим"Инвалидная команда вышла на прогулку" - посмеивается над нами Лида. Ей неведомо, что такое мозоли, и она с состраданием смотрит, как мы неуклюже ковыляем, набирая скорость со старта. Проблем с водой пока нет. Вблизи Алтынасара мы, как и ожидалось по карте, встретили первый колодец, точнее артезианскую скважину. И… были, признаться, слегка ошарашены. Представьте пустыню, среди которой из семидюймовой стальной трубы денно и нощно бьет фонтан пресной воды! Вокруг, естественно, озеро образовалось, камыши, лягушки всю ночь напролет квакают, спать не дают. На утренней зорьке утки плещутся в воде в поисках улова. Фантастика, не правда ли? Тем не менее, для такыра в апреле это характерно. Однако не стоит обольщаться, таких мест в пустыне, по-видимому, не слишком много. Еще один настоящий оазис нам посчастливилось встретить у скважины Онгорбай.

Залив по горлышко три десятилитровых канистры, мы могли теперь чувствовать себя спокойно, по меньшей мере, двое суток. И всё же на другой день, когда солнышко взялось за дело поэнергичнее, а ветер, напротив, сник, когда воды в канистрах осталось пять литров, не более, когда отмеченная на карте скважина с мощным дебитом оказалась давным-давно истощившим свои запасы и потому ненужным и заброшенным сооружением, нам стало немного не по себе. Сразу вспомнилось, как сегодня во время утреннего дежурства мы с Юрой опрокинули впотьмах и пролили на землю банку сгущенного молока. Дурное предзнаменование. И всё же драма не состоялась. Спустя несколько часов мы вышли на скважину Толиген, где позволили себе не только вволю напиться, но и принять душ и солнечные ванны. Раньше загорать было у нас не принято, точнее не очень хотелось.

Самосливная скважинаРукотворное озеро 

 

Ещё через день мы вышли к совсем большой воде - реке Кувандарья. Там наши рыбаки Виталий и Гена имели грандиозный успех, поймав на крючок несколько крупных сазанов, змееголовов и красноперок. На ужин была подана роскошная уха. У нашего завхоза Лиды Подрядчиковой был повод счастливо улыбаться - общественный продукт сэкономлен. В казахском поселке Кувандарья, куда мы прибыли после завершения первой части маршрута, нас тепло встретили руководители совхоза, коллектив местной школы, жители поселка. Школьники и учителя, пригласившие нас на встречу, с большим интересом слушали наши рассказы о дальних туристских маршрутах, смотрели слайды наших северных лыжных походов. Было много вопросов, советов, дружеских напутствий.

Принимаем душСолнечные ванны. Слева - художник Виктор Мельников

Уточнив некоторые сведения о колодцах, расположенных в окрестностях поселка, мы продолжили своё путешествие. Наш путь по-прежнему пролегал по такырам. Километр за километром продвигались мы на юг к намеченной цели, навстречу теплу и солнцу. С каждым днем всё сильнее ощущалось горячее дыхание пустынного лета. С приходом тепла зазеленел вдруг молодыми побегами листьев-трубочек саксаул, всё чаще стали попадаться зеленые островки трав среди бурых выцветших пучков "верблюжьей колючки" и степной полыни. Настал час, и оделись в нежно-сиреневый наряд кусты тамариска, распахнули навстречу солнцу свои стрельчатые лепестки "кукушкины слёзки". Ожила пустыня, заиграла радостными весенними красками.

Ожила пустыняАленький цветочек...

Наши остановки на обеденный отдых становились всё более продолжительными. К полудню воздух прогревался до +30-35С, и идти в эти часы под тяжелой ношей не доставляло большого удовольствия. Когда же наш командир Юра Подрядчиков произносил заветное: "Обед!", - возражений ни у кого не бывало. Скинув рюкзаки, все немо, но многозначительно смотрели на канистры в ожидании заветных слов: "Ну что, ребята, по кружечке?" Совершалась чудеснейшая церемония пития. Свои законные триста граммов воды каждый смаковал маленькими глоточками, а по лицам разливалось выражение наивысшего блаженства. После этого очередная пара дежурных начинала готовить обед, а я доставал тонометр и терроризировал всех в соответствии с программой "околомедицинских" исследований.

На приеме у терапевта или околомедицинские исследованияВот такой незатейливый комфортВ ожидании обеда

Виктор Константинович занимался метеонаблюдениями, штурман Гена Тимохин с Юрой Подрядчиковым о чем-то сосредоточенно совещались, уткнувшись в карту. Лида производила сложные экономические расчеты, Виталий по обыкновению возился с кинокамерой или перезаряжал кассеты. Все были при деле. Приготовление обеда занимало немного времени. Найти три-четыре сухих ветки саксаула обычно не составляло большого труда, а этого было достаточно, чтобы сварить суп и вскипятить чай. После выполнения "служебных обязанностей" и чая наступал тихий час.

Продолжение следует

Статья просмотрена: 3973
Рейтинг статьи: 15
Bookmark and Share
Сергей Печенегов
Сергей Печенегов, 21.05.2011 в 10:01
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 12 )
 Федорченко
Сначала о статье - меня поразила не только разница в географии поездок - от полюса к пустыне, но и стиль изложения. Он меняется у автора в зависимости от природных и погодных условий, не становясь при этом менее литературным, интересным и захватывающим повествованием.А теперь о воспоминаниях, которые навеяла великолепная статья Сергея - я бывала в пустынях дважды. Первый раз в Сирии, когда мы осматривали прекрасную Пальмиру, затерявшуюся в песках, второй раз в Тунисе, где мне довелось целый час кататься по пустыне на верблюде и где посреди пустыни, в вырытой пещере, мы встретились с семьёй бедуинов. Меня удивило, что местные жители и там и там называли пустыню - Сахара. Бедуины угостили нас домашним хлебом и НАСТОЯЩИМ оливковым маслом. Никогда ничего вкуснее я не ела. Спасибо, Сергей, за интересный рассказ и за возникшие воспоминания...
 Печенегов
Спасибо, Ирина! Было бы очень интересно познакомиться с более подробными впечатлениями о Сахаре! Они не публиковались в ВЭПе?
 Федорченко
Оба альбома с фотографиями (И Сирия, и Тунис) на моей странице ВКонтакте.
 Воронин
Сергей, как всегда написано здорово. Статья и у меня всколыхнула воспоминания. Мое детство прошло в Средней Азии. Конечно, особенно там красиво весной, когда цветут маки, потрясающее зрелище. Спасибо, Сергей.
 Печенегов
Спасибо, Сергей! Я рад, что "всколыхнул воспоминания детства"! Это всегда волнует.
 Богомолова
Как сталь закалялась, читали мы в книжке,
Романтики полон тот текст для мальчишки.
Нам жить не пришлось в то суровое время
Бои революций и войн отгремели.
И всё же себя испытать интересно,
Попробовать холод, жару, неизвестность.
И хоть на замок закрывалась граница,
Мы всё ж находили, куда нам стремиться.
Страна необъятна, есть реки и горы,
Моря и пустыни, степные просторы,
И холода полюс и полюс жары,
Тайга необъятная (в ней комары).
Вулканы и гейзеры есть на Камчатке,
Болотные топи и леса загадки.
Пусть кто-то пеняет на жизнь за бутылкой
Ругая судьбу с обречённостью пылкой,
Ругая правителей, власть и погоду,
Сергей Печенегов (он любит природу)
Рюкзак собирает с родными простясь
И в путь (и плевать им хотелось на власть!).
Есть дружба на свете – святое богатство,
С ней можно на полюс с друзьями добраться,
А можно в пустыне бродить без тропы,
С друзьями не страшны удары судьбы!
Как сталь закаляла друзей непогода
И бурный поток, и жара, и невзгоды,
И холод жестокий, и створ полыньи –
Им всё нипочем, если рядом свои.
И пусть не нажили они миллионов,
Вели их по жизни другие знамёна.
Богаты душевно, богаты духовно
И это богатство всегда безусловно.
Пред этим богатством и я преклоняюсь
И внукам о нём рассказать постараюсь!

Сергей, сколько же всего интересного, трудного и познавательного происходило в Вашей жизни!
Спасибо Вам большое за эти публикации.
 Печенегов
ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ СТИХ!!! Я снимаю скромно шляпу! Спасибо громадное Вам, Тамара!
 Юрчишин
Мне стих очень понравился.И не только в нем красота слога, но и мудрость великая в нем, что такие испытания можно выдержать только с верными и надежными друзьями, а также понравилось, что плевать можно на власть и правителей, когда есть занятия поважней. Сергея Печенегова знаю по совместной учебе в Томском политехническом институте (в одной учебной группе).
 Печенегов
Спасибо, Коля, за визит! Приятная встреча!
 Максюта
В каком-то пацанском стихотворении у меня были такие строчки:

Мы только болеем на тёплой перине,
Терзают нам мягкие кресла зад.
Нам нужно шагать с караваном в пустыне,
Как люди шагали столетья назад.

Не довелось, но теперь буду смотреть на пустыню глазами Сергея. Хорошо, что они такие наблюдательные! Только вот изумился "кровавым волдырям мозолей на ногах"... Как могли ТАКИЕ путешественники выйти в ТАКОЙ поход в ТАКОЙ обуви????? Надеюсь, что дальше всё как-то образуется. Жду. И спасибо.
 Печенегов
СПАСИБО БОЛЬШОЕ, Валерий, и за уместный хороший стих, и за комментарий! Касательно волдырей: мы и сами не подозревали, что такое может с нами случиться. Причиной тому - бетонная твердь такыра, о которой мы даже не догадывались, хотя перечитали перед походом массу книжек по пустыне. Знать бы, сообразили обуться иначе. Впрочем, кроссовки были в ту пору (1982 г.) большим дефицитом. Да и в песчаной части пустыни они были бы не совсем пригодны. Но, всё же, можно было что-то изобрести и подготовить соответствующую обувь.
Йети съел этот комментарий
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо