eng Всемирная Энциклопедия Путешествий + МГИИТ
 
Часть 25: Экспедиция ЧЕРТОВО КЛАДБИЩЕ-2016. В. Жатков, С. Ростовцев
Аннотация серии статей

Чёртово кладбище - одна из самых загадочных аномальных зон России. Уже более ста лет эта чёрная поляна будоражит умы нескольких поколений исследователей, пытающихся отыскать её в глухой приангарской тайге. Взрыв на Подкаменной Тунгуске в 1908 году, после которого в тайге и была обнаружена аномальная зона, дали основания предполагать, что эти два явления взаимосвязаны. Одиночными исследователями предпринимались попытки разгадать тайну чёртовой поляны. Но даже три волны поискового интереса в новой истории к этому гиблому месту, растянувшиеся на три десятка лет, не позволили определить место локализации аномалии. Интерес к этому феномену не угас и по сей день. Как и тридцать лет назад, отчаянные поисковики вновь и вновь идут в тайгу, чтобы отыскать чёртово кладбище.

В этой части нашего рассказа вы узнаете о начале нового поискового сезона 2016 года. В этот раз мне не пришлось сильно рисковать, организовывая одиночный рейд по дебрям ковинской тайги, так как удалось как-то договориться с Владимиром Жатковым о совместной экспедиции, несмотря на прошлые наши разногласия. Сезон 2016 года также получился масштабным. Мы хотели зачистить оставшиеся второстепенные версии, сильно разбросанные по территории, и всецело переключиться на главное направление, - северо-западнее Карамышево. В тот район указывала наша главная свидетельница, которой удалось побывать на гиблой поляне ещё в 1950 году вместе с отцом-охотником.

Поискивок Третьей Волны Василий МинаевПосле того как Иван Соболь передал мне скан из книги с рассказом Татьяны Колпаковой о «Чёртовом кладбище», я решил непременно с ней встретиться и узнать подробности дороги к гиблому месту. Сначала я, как обычно, планировал маршрут одиночного перехода, чтобы охватить все второстепенные версии севера Ковы и района Червянки, понимая, что проверить столь большую территорию за один раз не смогу. Но оставаться так далеко от эпицентра поиска тоже не хотелось. Нужно было возвращаться на Дешембу, куда, собственно, и указывала Колпакова.

Последним звоночком, подтолкнувшим меня к активным действиям, стало письмо московского исследователя Тунгусского феномена Василия Минаева, который уже не первый год разрабатывал тему проверки версии некоего С.С. Кулюкана близ затопленного ныне села Уяр. В своём письме он предложил мне принять участие в проверке этой версии. Василий активно готовился к проверке этой версии года, так, с 2010, и ясно дал понять, что хотел бы видеть в этой экспедиции и меня, и Жаткова. После одиночных выходов в тайгу я как-то подостыл относительно наших организационных трений с Владимиром Жатковым, после провала экспедиции 2012 года. Решено было договариваться, потому что дальше продвигать тему в одиночку мне становилось всё сложнее. Да и у Жаткова вариантов привлечь кого-нибудь к поискам было не много.

В общем, всё как-то так удачно сложилось, что в экспедиции 2016 года мы решили объединить все свои версии. Мы помогали Василию с версией по Уяру, меня и Владимира интересовали свидетельские показания Колпаковой. Несколько вариантов, которые находились по пути, рассчитывал проверить я сам. 

Московский гоминолог Андрей СтрогановВстречаться запланировали в самой Недокуре 23 сентября по приезду автобуса из Кодинска. Владимир и Василий должны были заехать с востока из Усть-Илимска, я же ехал с запада, через паромную переправу. В последний момент к нашей компании решил присоединиться московский гоминолог Андрей Строганов, искавший в тех краях следы снежного человека. Его маршрут частично совпадал с нашим по кулюкинскому направлению, поэтому к Уяру мы должны были выехать вчетвером.

Проезжая через паромную переправу, я узнал о пожарах в устье Ковы. Новая ГЭС привела к экологической катастрофе и изменению климата в Приангарье. Дождей здесь не было уже почитай полсезона, над рекой и правобережьем Ковы стоял густой смог, ошалелый зверь нападал на людей, спасаясь частично от огня, частично отвоёвывая пищевое пространство у коренных жителей. Мне было как-то не по себе от такого положения дел. Уезжая из Красноярска, я видел в тайге большой урожай ореха и ягод и рассчитывал на приемлемые условия поиска в тайге. А тут оказалось, что еду на войну!

Паром через КовуЯ всё-таки надеялся, что встреча в Недокуре состоится и мне не придётся ломать голову, как одному в таких условиях проводить проверку своих версий. Автобус в Недокуру прибыл вовремя и мы с Андреем выгрузились на центральной "площади" возле местной администрации. Коллег моих ещё не было, и в голову закрались грустные мысли о том, что что-то пошло не так, и машину на одной из трасс завернули "контролирующие органы" по причине противопожарных мероприятий. В таком случае им бы пришлось делать большой крюк, чтобы добраться до Недокуры.

Мне оставалось только ждать, опросив пока нашего главного свидетеля - Татьяну Колпакову. Андрей понял, что ситуация неопределённая, и я могу вообще к Уяру не пойти, так как имею мало интереса к проверке этой территории, в особенности в одиночку, поэтому выехал на том же автобусе до своротки тропы на Уяр. А я обещал ему, что если встреча состоится, то мы быстро догоним его у Муньбы. Бесстрашный Андрей уехал, а я остался дожидаться своих коллег, попутно отыскав адрес Колпаковой, а также затарился продуктами и водой. Через час на «Жигулях» подъехали поисковики. Куча проблем сразу отпала сама собой, а ведь могло сложиться и иначе, учитывая, что свой телефон с нужными номерами я потерял ещё до Кодинска. Объяснив ситуацию, мы отправились к Татьяне Григорьевне вместе с её сыном Василием. Без него бабушка нам бы не открыла, а с сыном - принять нас согласилась.

Уярский маршрутКолпакова Татьяна Григорьевна. Встреча в Недокуре

Расположившись в комнате всей компанией, мы стали терзать Татьяну Григорьевну вопросами о «Чёртовом кладбище». Я понимал, что показания Колпаковой за давностью лет будут отличаться от рассказанного ей этнографу в 1983 году. Нам требовалось определиться с направлением поиска, чтобы не шарахаться больше по тайге в целях проверки разных полян, найденных в Гугле от Карамышево до устья Ковы. Говорили мы с бабушкой около часа. Татьяна Григорьевна часто путалась и вообще не смогла определить направление, куда она отвозила отца.

Дорога на реку МуруЕдинственной привязкой к местоположению «Чёртовой поляны» являлась мурская тропа, идущая от Карамышево в Коновалово. Вероятно и Викторовское зимовье, стоящее на ней, могло фигурировать в описании дороги к гиблому месту. А дальше ... тёмный лес. Двенадцатилетняя девочка явно не знала, куда ехала, хотя возвращаться ей надлежало в деревню одной. В общем, выяснить точное местоположение «Чёртовой поляны» нам не удалось, поэтому в будущем необходимо будет проанализировать все косвенные признаки и ограничить зону поиска.

Оставшись в полной растерянности от услышанного, мы решили разобраться с этим вопросом позже и сосредоточиться на второстепенных версиях этой экспедиции. Версия Кулюкина:

  Самой энергозатратной в этот раз обещала стать уярская версия, двигателем которой стал Василий Минаев. Напомню, в 1941 году работал заведующим врачебным участком в деревне Косой Бык на Ангаре некий Кулюкин С.С. В связи с началом войны он был направлен по ангарским деревням с целью мобилизации военнообязанного населения. В июне 1941 года, когда он, вместе с кежемским хирургом В. Приходько, прибыл в деревню Уяр для осмотра мужчин призывного возраста, один из местных охотников рассказал им, что вверх по течению реки находится гиблое место: там погибают животные – например, случайно зашедший скот и даже пролетающие над местом птицы. Погибших коров выволакивают с поляны крюками на верёвках. Очевидцы видевшие это, боятся ступить на поляну и называют её «Чёртовым кладбищем». У погибших коров необычайно красное мясо, и, со слов охотника, такого он никогда не видел.  

Эта история была рассказана в 1960 году, когда Кулюкин работал в томском онкодиспансере врачом-рентгенологом, а позже, в 1978 году, доработанная участником КСЭ по поиску Тунгусского метеорита Виктором Журавлёвым, но так и оставшаяся в архивах КСЭ.

Схема КулюкинаТак бы и сгинули эти материалы, если бы в 2014 году Владимир Жатков не откопал небольшую папочку с письмами Кулюкина и Панова, схемами местоположения «Чёртова кладбища» и газетными статьями. Итак, сканы документов успешно перекочевали в архив Жаткова и в последствии были переданы Василию Минаеву для разработки его версии. Используя одну из схем Кулюкина, Василий нашёл несколько подозрительных мест по спутнику. Подходящих проплешин в северо-восточном направлении от Уяра оказалось две, которые мы и планировали проверить.

Опросив Колпакову, мы вчетвером выехали на «Жигулях» в сторону залива, где и планировали начать свой путь к этой затопленной деревне. По пути на недокурской трассе на дорогу вылетел ошалелый медведь и ещё полминуты бежал перед машиной, а после свернул в лес. Эта версия, учитывая сложившиеся условия, не могла даться нам просто. Мало того, - пожары-медведи, так ещё и часть дороги к Уяру нужно было делать через большие обходы, чтобы обогнуть затопленные земли.

Затопленная МуньбаУяр также уже находился в воде, как и большое количество низинных мест. Уже в сумерках мы подъехали к заливу. Дальше дорога уходила прямо в воду, чтобы через два километра вынырнуть из неё. А нам, чтобы преодолеть эту преграду в следующие дни потребовалось пройти около 10 км по затопленной или выгоревшей тайге на ту сторону Муньбы, превратившейся по воле кремлёвских кураторов "росгидры" в гниющее болото. Здесь нас и ждал Андрей, который уже устраивался на ночлег. Отпустив водителя, мы тоже стали располагаться в этом неуютном месте.

24 сентября
Утром, рассортировав вещи, мы выгрузили большую часть продовольствия, взяв еды только дня на три (дольше здесь задерживаться мы и не планировали), и вышли вдоль границы затопления на восток. До полудня мы то и дело утыкались в болота, методично обходя всё новые и новые водные преграды. Часам к пяти, найдя неплохую охотничью тропу, пошли по ней и, перейдя ручей, вышли к зимовью. Это был неплохой вариант для ночлега. Зимовье оказалось новым, с запасом продуктов, нарами и хорошей печкой. В этот день мы почти перевалили через залив, чтобы на следующий взять курс на уярские поляны.

25 и 26 сентября
Путь проходил по разнообразной местности: ручьи, болота, гари разной степени тяжести. Почти повсеместно в воздухе стоял устойчивый запах дыма.

Переход вдоль МуньбыОбсуждене маршрута

К концу третьего дня пути мы подошли-таки к одной из обозначенных Василием полян. Сбросив вещи на подходах к ней, группа рассредоточилась и вышла к необычной поляне. До сих пор вся странность подобных мест заключалась в том, что среди глухой и малопроходимой тайги встречаются такие открытые проплешины. Не стала исключением и эта поляна. Внешне она была идентична шайтанской поляне и некоторым другим, которые мы уже видели в прошлые поисковые сезоны.

Первая уярская полянаПоляна представляла собой сухое болото. Ни густая трава, ни здоровые деревья и кустарник, ничего не указывало на то, что это место когда-то было аномальным. Но для Василия это был первый успех. Мужики разбрелись по поляне, каждый по своим делам. Андрей что-то там говорил про брустер из выброшенной из воронки земли, Василий - про чёткую ориентацию поляны по южной траектории падения объекта, Владимир мерил радиационный фон. У меня же не возникло никаких впечатлений от посещения этого места. Здесь «Чёртовым кладбищем» и не пахло.

Как и в других местах, которые мы посетили в этот сезон, На Камкамборе-Дешембе запах аномалии есть, а здесь, на севере, его нет, хоть и места здесь апокалиптические. Закончив с осмотром места, мы отправились организовывать лагерь недалеко от поляны.

27 сентября.
Вторая уярская полянаУтром нас ждала встреча ещё с одной поляной, на расстоянии около полукилометра от первой. Дошли до неё быстро, но как-то никто особых открытий от этой встречи и не ждал. Новая поляна оказалась точно такой же, только размером поменьше. Высокая сухая трава, болотистая почва, мелкий кустарник - вот характеристики обеих полян, которые мы видели за последние сутки. Скоропалительных выводов делать никто не стал. Мы так устали за эти несколько суток, что сил на эмоции уже не оставалось. Выстроившись цепочкой, группа двинулась напрямик к Кове.

Воды уже не было, еда была на исходе, а нам предстояло ещё возвращаться назад, и при неудачном исходе вновь огибать залив. Оставалась надежда, что на этом берегу мы встретим отшельника, который перевезёт нас на ту сторону. Об этом человеке я слышал ещё у переправы, и его помощь теперь нам очень бы пригодилась. В худшем случае мы потеряли бы ещё двое суток, а до муньбинского зимовья шли бы уже почти без еды.

У Ковы мы снова уткнулись в затопленный ручей, но обходить его нам пришлось недолго. Через час группа вышла на центральную уярскую дорогу, следовавшую вдоль Ковы до самого залива. С надеждой на помощь с этой стороны, мы быстро дошли до границы затопления. Дорога вновь ушла под воду, а впереди простиралось море.

Повсеместно из воды торчали доживающие свой срок деревья, плавали кочки и целые пласты земли с поднятым со дна кустарником. Об уничтожении Приангарья написано и снято много, поэтому я не буду останавливаться на причинах такого положения дел в Сибири.

Встреча у заливаУ берега мы нашли сети, бензин и прочие рыболовные принадлежности. Через некоторое время из леса к нам выбежали две весьма дружелюбных собаки, и мы поняли, что у нас появилась реальная возможность сэкономить кучу сил и времени. Теперь стоило только дождаться хозяина и договориться с ним о переброске на тот берег Муньбы. Через пару часов вдали показалась лодка, идущая на вёслах к нашему берегу. Человек представился Геннадием и без проблем согласился помочь. Переброску назначили на утро следующего дня.

Заодно хозяин предоставил нам ночёвку в своём зимовье, которое находилось довольно далеко от берега.

28 сентября
Участники экспедиции ЧК-2016Рано утром мы быстро собрали вещи и выдвинулись к лодке вместе с гостеприимным хозяином. На заливе стоял утренний туман, отчего вся окружающая действительность напоминала заправский фильм ужасов про водяное чудовище, переворачивающее лодки и пожирающее незадачливых туристов, оказавшихся в его владениях. Около часа мы буквально протискивались сквозь заросли утонувших деревьев по известному лишь Геннадию фарватеру. И вот, преодолев эту водную преграду, причалили к берегу, откуда четыре дня назад начали свой путь по кулюкинской версии.

С этого момента фактически закончилась наша миссия по Уяру и нам пришлось прощаться с Андреем, которого мы сопроводили до недокурской трассы, а сами, поймав попутку, выехали на проверку второй версии нашей экспедиции.

Дополнительная информация к циклу статей

Падение тунгусского метеорита

Сергей Ростовцев
Источник изображений: Автор статьи
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо