Всемирная Энциклопедия Путешествий + МГИИТ
 
Борис Калягин: Рождение республики
Читать весь цикл статей: Записки телекорреспондента
Аннотация серии статей

Воспоминания Политобозревателя Центрального телевидения СССР Бориса Калягина

Журналист-международник Борис Калягин рассказывает о событиях, связанных с появлением на карте мира нового крупного государства - республики Бангладеш, свидетелем которых ему довелось быть.

Индия. Борис Калягин - корреспондент Гостелерадио СССРНаверное, каждый журналист мечтает о своем «звездном часе», когда он оказывается на месте событий, которые войдут в историю, и сотни тысяч людей ждут от него сообщений об этих событиях, особенно если они носят драматический характер. Мне посчастливилось раза три оказаться в такие моменты, когда, образно говоря, были слышны шаги истории. И первый из них произошел в декабре 1971 года, когда мне довелось стать свидетелем рождения нового крупного государства, восьмого по числу населения в мире – Народной республики Бангладеш.

Ранее нынешняя Бангладеш входила в состав Пакистана, - после того, как Великобритания осуществила раздел колониальной Индии по религиозному признаку, и к Пакистану отошли территории, находящиеся на противоположных сторонах Индостанского субконтинента. Объединяла их лишь религия - ислам, но народы, населявшие Западный и Восточный Пакистан, были разными. Если на западе жили пенджабцы, пуштуны, синдхи, белуджи, то на востоке 98% населения составляли бенгальцы, которые чувствовали себя в неравноправном положении по сравнению с более промышленно развитым западным регионом. Это послужило причиной начала национально-освободительного движения за независимость. Ему придал новые силы военный конфликт, вспыхнувший между Индией и Пакистаном.

Бангладеш. Фото windowssearch-exp.com На западной границе между двумя странами особо драматических событий не происходило. А вот на востоке индийские войска совместно с партизанскими частями бенгальцев, которые назывались «мукти бахини», продвигались вперед. Я принял решение отправиться вместе с тремя другими советскими корреспондентами поближе к театру военных действий, в Калькутту – столицу индийского штата Восточная Бенгалия, который граничил с Восточным Пакистаном. Мы пополнили там отряд из индийских и иностранных журналистов, подписали декларацию военных корреспондентов, содержащую обязательство не предъявлять претензий индийскому правительству, если попадем под огонь. После этого нас стали включать в группы, которые перебрасывали через границу в уже освобожденные районы. У меня тогда не было телеоператора и все свои корреспонденции я передавал по телефону для радио, как Всесоюзного, так и иновещания на зарубежные страны.

Вечером 16 декабря стало известно, что командующий пакистанской армией, находившийся в Дакке, генерал-лейтенант Ниязи подписал приказ о капитуляции. Все собравшиеся в Калькутте журналисты, конечно, стремились туда попасть. Но как это сделать? Индийское командование в принципе не имело ничего против прибытия зарубежных корреспондентов в столицу бывшего Восточного Пакистана. Проблема была в том, как до нее добраться. Взлетная полоса Даккского аэродрома была разрушена в результате бомбардировок. Мосты через широкие реки, окружавшие Дакку с трех сторон, взорваны. Железная дорога выведена из строя.

Бангладеш. Фото windowssearch-exp.comБангладеш. Фото windowssearch-exp.com

Так и не придя к какому-либо решению, мы отправились спать, решив, что утро вечера мудренее. Старинная русская поговорка действительно не подвела. Рано утром раздался телефонный звонок, и подполковник Сикли из пресс-центра индийской армии сообщил, что через час с калькуттского аэродрома Дам Дам в Дакку отправляется военный вертолет, который мог бы захватить и нас, советских журналистов. Максимальное время на сборы не превышало десяти минут – ровно столько, сколько требуется, чтобы поставить свежую кассету в магнитофон и бросить в портфель записную книжку с запасными батарейками и пленками.

Вертолет французского производства «Алуэтт» уже дожидался нас на взлетной полосе. Он был небольшой, уютный, с прозрачными стенками и потолком. Перед глазами открывалась потрясающая незабываемая панорама. Домики, укрытые пальмами, множество рек, нежно-зеленого цвета рисовые поля и огромное золотистое море посадок горчицы. Может быть, именно поэтому Рабиндранат Тагор называл свой край «золотой Бенгалией». Увлеченный красотой казалось бы мирного пейзажа, я на какое-то время забыл, что внизу, на земле, война еще полностью не закончилась.

Отдельные группы пакистанских войск и отряды наемников-разакаров продолжали военные действия. На следующий день мы узнали, что летевший после нас вертолет, на котором находился командующий освободительными силами Бангладеш полковник Османи, был обстрелян, полковник был ранен в ногу.

Бангладеш. Фото windowssearch-exp.com Бангладеш. Фото windowssearch-exp.com

Подлетаем к аэропорту Дакки. Из окружающих зарослей все еще грозно выглядывают дула пакистанских зенитных орудий. Взлетная полоса разворочена кратерами бомбовых попаданий. Здание аэровокзала разрушено. Вся территория аэродрома заполнена толпами народа. Люди молча, напряженно всматриваются в садящийся вертолет. Мелькнула даже мысль, а ждет ли нас «дружественная встреча». Но сомнения рассеиваются, как только мы открываем дверцы кабины. Нас восторженно приветствуют. Люди со слезами на глазах рассказывают о днях военного террора, о подпольной борьбе, которую они вели, о радости освобождения. С трудом успеваем записывать.

Бангладеш. Фото wordpress.comБангладеш. Фото windowssearch-exp.com

Окруженные народом, пробираемся к выходу. Такси, конечно, нет, но машину быстро достали. Сразу несколько человек предлагают показать освобожденную Дакку. С корреспондентом газеты «Известия» Владимиром Скосыревым усаживаюсь в небольшой «фиат» преподавателя Дакского университета Манзура, выезжаем в город. Действия разворачиваются, как на экране кино при ускоренной съемке. В нашем распоряжении всего три часа до отбытия вертолета обратно в Калькутту, а интересно посмотреть все. Вдобавок и наш новый знакомй Манзур тоже хочет расказать сразу обо всем и не замолкает ни на секунду.

Бангладеш. Фото windowssearch-exp.com На улицах Дакки царит ликование. На домах, стенах и даже деревьях развешаны флаги новой республики. Навстречу попадаются грузовики, до отказа забитые молодежью. Парни скандируют «Джой Бангла!» - «Да здравствует Бенгалия!» Люди поздравляют друг друга, поют, выкрикивают лозунги, стреляют в воздух. Город напоминает большой военный лагерь. Проходят группы бойцов «мукти бахини», проезжают грузовики с индийскими войсками и военной техникой, бредут колонны пленных пакистанских солдат. Некоторые из них еще не разоружены.

У самого высокого в городе одиннадцатиэтажного здания гостиницы «Интерконтинентал» стоит танк, дежурят автоматчики, С крыши свешиваются огромные белые полотнища с красными крестами. В последние дни конфликта здание было объявлено нейтральной зоной и перешло в ведение международного Красного креста.

На улицах еще лежат трупы убитых пакистанских солдат. Надолго запомнилось мне омерзительное зрелище – голодные собаки глодают трупы погибших. Мы выезжаем на окраину города, на пустырь, где производились казни. В большом рву лежат тела расстрелянных. Вокруг несколько людей вглядываются в лица погибших, пытаются найти родственников. Вдруг недалеко от нас - взрыв. На мине подорвалась молодая женщина с ребенком. Место оказалось заминированным. Мы осторожно пошли обратно к машине. И, как говорится, Бог миловал.

Бангладеш. Фото todayonline.comБангладеш. Фото heraldscotland.com

Когда добираемся до генерального консульства СССР в Дакке, время, отведенное на пребывание,  почти на исходе. Долго стучим в двери, окна.

Все на запоре, и это понятно, ведь еще вчера шли бои, и наши люди были фактически на осадном положении. Поэтому наша информация о ситуации в городе оказалась очень кстати. Встретили нас радушно и даже предложили остаться, свободное помещение в консульстве есть. Вариант очень заманчив, поначалу так и решили сделать. Но уже через несколько минут меня с Володей Скосыревым начинает точить червь сомнения. Выясняется, что телефонные и телеграфные линии, связывающие Дакку с внешним миром, полностью выведены из строя. Значит, передать корреспонденции в ближайшие дни вряд ли удастся. А ведь наш материал с нетерпением ждут в Москве. После недолгого колебания бросаемся на аэродром.

К этому времени здесь уже наведен порядок. Летное поле очищено от посторонних, все входы охраняют солдаты, которые, естественно, отказываются пропустить неизвестных иностранцев, не имеющих с собой никаких документов. В этот момент к своему ужасу замечаем, что наш вертолет уже запустил винт. Что делать? Раздумывать некогда. Неожиданно для охраны мы быстро перелезаем через стену, окружающую аэродром, и, не оглядываясь на предупреждающие крики, бежим к машине. На ходу с облегчением замечаем, что стоящий поодаль офицер дал знак солдатам не стрелять, а летевший с нами подполковник Сикри уже радостно машет рукой за стеклом кабины.

Бангладеш. Фото windowssearch-exp.com Бангладеш. Фото windowssearch-exp.com

Часа через три мы добрались до своей калькуттской гостиницы с пышным названием «Великий восточный отель». Редакциям репортаж был нужен немедленно. В первую очередь, я, естественно, передал материад для Радио, связавшись с редакцией по телефону, а Володя Скосырев – для «Известий». Что после этого началось! Телефонный аппарат раскалился от звонков. С нами хотели связаться не только из наших собственных редакций, но и из «Литературной газеты», «Недели», журнала «Новое время». Всем требовались репортажи о первых днях свободной Дакки. И мы решили делать их совместно. Времени для отдыха и сна практически на было.

Через день мы с группой иностранных корреспондентов оказались еще в одном освобожденном бенгальском городе - Кхульна. И там улицы были заполнены народом, творилась неразбериха, и казалось, найти кого-либо, представляющего новую власть, было весьма затруднительно. Нас подвезли к зданию, где размещался окружной штаб «мукти бахини». Мы познакомились с одним из командиров. Подчиненные называли его майор Худа. Но сам Худа с улыбкой объяснил, что это звание пока условное. Почти все, кто руководил партизанскими формированиями, насчитывавшими не менее тысячи человек, считались майорами. Освободительные силы объединяли два типа войск: регулярные («мукти фаудж»), которые составляли бывшие части пакистанской армии – восточнобенгальский полк и бенгальские стрелки, и иррегулярные («мукти бахини»), куда могли вступать все патриотически настроенные граждане. Сам Худа служил в пакистанской армии и имел чин капитана, но был демобилизован за участие в движении бенгальцев. Он приехал в Кхульну и организовал здесь отряд из студентов, молодых рабочих и крестьян. К нему присоединились бывшие бенгальские полицейские. Однако Худа прекрасно понимал, что несмотря на высокий моральный дух, его бойцы не смогут противостоять регулярной пакистанской армии, оснащенной танками и артиллерией. Выход виделся в партизанской войне. И отряд, разбившись на группы, отошел в сельскую местность, где практически каждая деревня становилась опорным пунктом партизан.

Бангладеш. Фото change.orgБангладеш. Фото windowssearch-exp.com

Журналистам не терпелось познакомиться с рядовыми бойцами. Во дворе стояло человек двадцать бородатых молодых людей в куртках защитного цвета с карабинами в руках.

Корреспондент американской газеты «Чикаго дейли ньюс» с налета принялся их интервьюировать. Едва узнав имя собеседника, он забрасывал его вопросами: «Сколько пакистанцев вы лично убили?», «Что будете делать с оружием – сдадите властям или оставите у себя?» Старший в группе «мукти бахини» Саид Иса, радушно было встретивший иностранцев, насупился и вместо ответа стал сам распрашивать: «А вы из какой газеты?». Американец назвал себя. Потом стали представляться другие журналисты – из США, Англии, скандинавских стран. Саид Иса и его товарищи по отряду угрюмо молчали. Интервью явно срывалось. Наконец очередь дошла до меня, и я тоже представился: «Московское радио». «Это точно?», - переспросил Иса недоверчиво. «Абсолютно точно», - ответил я с улыбкой.

Бангладеш. Фото windowssearch-exp.com И тут случилось неожиданное. Саид Иса и другие бородачи бросились меня обнимать, хлопать по плечу с криками: «Московское радио, мы его слушаем!» Выяснилось, что, ведя партизанскую войну, бойцы «мукти бахини» именно из передач нашего радиовещания на языке бенгали узнали, что СССР был единственным членом Совета безопасности ООН, обладающим правом вето, который поддержал освободительное движение бенгальцев и не позволил принять резолюцию с его осуждением. Так наша страна и «Радио Москвы» стали союзниками и друзьями бенгальцев.

Дополнительная информация к циклу статей

Справка Всемирной Энциклопедии Путешествий: Борис Калягин
Борис Александрович Калягин (р. 10.09.1938 г.) — журналист-международник, Политический обозреватель Гостелерадио СССР. В 1962 г. окончил Институт восточных языков при МГУ по специальности «язык хинди и литература Индии». Учился в Делийском университете. В 1966 г. защитил кандидатскую диссертацию по истории Индии. Работал корреспондентом ЦТ в Индии, Великобритании и США. Был ведущим передач «Международная панорама» и «Сегодня в мире». Действительный член Евразийской академии телевидения и радио. В настоящее время - профессор факультета медиакоммуникаций Высшей школы экономики. С 2016 г. - Политобозреватель Всемирной Энциклопедии Путешествий.

Белый дом, Овальный кабинет. Рональд Рейган, Борис Калягин. Фото vk.com

Маргарет Тэтчер, Борис Калягин (слева, ведущий). Фото gorbymedia.com

 

Уважаемые читатели
Всемирной Энциклопедии Путешествий!

Я рад, что мне представилась возможность поделиться с Вами некоторыми своими воспоминаниями, наблюдениями. В течение тридцати лет я работал на радио и телевидении. Выполнял обязанности редактора, комментатора, руководителя международного отдела, политического обозревателя Центрального телевидения. Но более всего мне было по душе действовать в качестве корреспондента, видеть новые места, куда не просто добраться в обычной жизни, встречаться с интересными людьми, быть свидетелем важных событий, о которых нужно рассказать многим тысячам слушателей, зрителей у себя на Родине. В разные годы я работал в Индии, Великобритании, Соединённых Штатах, ездил в краткосрочные командировки во многие другие страны. Меня часто спрашивают, где было интересней всего. На этот вопрос трудно ответить. Каждая страна интересна и увлекательна по-своему.

Индия с её древней великой культурой и обычаями, Великобритания с её верностью традициям и несгибаемым характером, Соединённые Штаты с их кипучей энергией и мощью. Мне довелось беседовать, брать интервью у крупных государственных и политических деятелей. В их числе были президенты США Рональд Рейган, Ричард Никсон, Билл Клинтон, премьер-министр Великобритании Маргарет Тэтчер, премьер-министры Индии Индира Ганди и Раджив Ганди.

Беседовал с Иосифом Бродским, Василием Аксёновым, Мстиславом Ростроповичем, когда они жили и работали в США. Присутствовал при исторических событиях, таких, как рождение нового крупного государства - Бангладеш. Накопилось немало воспоминаний, и драматических, и юмористических, которые, думаю, будут интересны читателю.

Начну с рассказа о том, как в результате неудачного стечения обстоятельств я едва не оказался «персоной нон грата» в Великобритании. Люди молодого возраста, возможно, не знают, что в годы «холодной войны в некоторых ведущих странах Запада, в частности, в США и Великобритании, действовали правила, серьёзно ограничивающие деятельность наших журналистов. Это порой приводило к конфликтным ситуациям. Об этом я и хочу рассказать в первом своем материале на planetguide.ru.

Борис Калягин

Слово - коллеге Бориса Калягина, веретану программы "ВРЕМЯ" Сергею Иезуитову:


Сергей Иезуитов
  Главная редакция информации Гостелерадио (программа «Время») стала моим домом и школой в 1979 году. В международном отделе, которым руководила Нина Иванова, к новичкам относились осторожно и с некоторой долей опасения. Как и все «салаги», я сразу же был отправлен проходить курс молодого бойца «в шахту», - в так называемую «дежурную смену», где трое редакторов готовили материалы зарубежных корреспондентов и сообщения ТАСС на все выпуски «Новостей» текущего дня, включая и саму программу «Время».

Старший смены, Станислав Мормитко, протянул мне видавшую виды картонную папку и сказал: «посмотри, как работать с корреспондентами, а потом посидишь на ТАССе».

Материалы зарубежных собкоров представляли собой листы А4, где в левом верхнем углу стояли загадочные обозначения «узк., цв., с/х». Ниже: автор, оператор. И еще: «хр. 2’25”». Одни листочки изобиловали правками и вычеркнутыми абзацами текста, другие, наоборот, были чистенькими и очень хорошо выстроенными по содержанию. Автором одного такого «чистенького» был Б. Калягин. «Борю не трогать, - грозно сказал Мормитко, - запомни, есть корреспонденты, которых может сокращать только Главный редактор, а с такими, как Зубков, даже он старается не связываться!» Честно говоря, Бориса Калягина я и не собирался «улучшать» правками. Для меня он принадлежал к сонму «небожителей» международной журналистики, куда входили: Александр Бовин, Анатолий Потапов, Геннадий Герасимов, Валентин Зорин. Тогда даже представить было невозможно, что через 10 лет я сменю в Париже в качестве Зав. Бюро Потапова, буду работать на освещении официальных визитов вместе с Борисом Александровичем, и не раз вспомню слова, сказанные о нем: «Калягин – замечательный человек и классный профессионал. К тому же очень порядочный!»

Сергей Иезуитов  Сергей Иезуитов

В нашу комнату легендарный журналист Центрального телевидения заходил всегда запросто и ненавязчиво спрашивал, с кем можно записать комментарий. Комментарий на злободневные международные темы для Политобозревателей был рутинной «обязаловкой» в эфире, когда на человека в кадре больше смотрели, чем слушали. Мы шли в студию. Борис отдавал текст, интересный, выверенный и без ненужного пафоса, которым грешили многие наши «мэтры».

Видно было, что Боре нравилась работа корреспондента за рубежом. Его материалы практически всегда получались ярко и нестандартно. Он нравился телезрителям, а уж нам, редакторам, работать с ним было всегда в удовольствие. С Калягиным у нас сразу возникла взаимная симпатия. Держался он совершенно на равных, хотя дистанция (как карьерная, служебная, так и «зарплатная») между редактором и Политобозревателем была огромная.

Борис Калягин. Фото gitr.ruБорис Калягин. Фото fenixclub.com

Периодически наши пути пересекались. Борис постоянно находился в зарубежных командировках, но, когда бывал в “Останкино”, всегда заходил в дежурную смену.

Мне запомнился один эпизод, связанный с Калягиным. В марте 1987 года в Москве побывала с визитом Маргарет Тэтчер. Традиционная встреча с Горбачевым и с другими официальными лицами перестройки. А по итогам руководство решило организовать интервью с гостьей: поговорить, поспорить о западных ценностях, коснуться темы ядерного разоружения и вот здесь-то немного ее “поставить на место”. Почетное право задавать вопросы получили известные журналисты-международники: Владимир Симонов (АПН), Томас Колесниченко («Правда») и наш Борис Калягин.

Интервью состоялось, но после расшифровки (распечатки устного текста в машбюро – прим. ) руководство Гостелерадио задумалось – в каком виде и как вообще его показывать на экране? Взять верх в дискуссии и справиться со строптивой англичанкой-премьером нашим журналистам не удалось. Тем не менее, в эфир материал прошел. На фоне блестящего полемиста Маргарет Тэтчер советские журналисты выглядели бледновато, чего уж там скрывать…

Маргарет Тэтчер, Борис Калягин (слева, ведущий). Фото gorbymedia.com

  Годы спустя в одной из командировок Калягин рассказывал, что «говорить с Тэтчер было очень интересно, но переубедить в чем-то было делом заранее обреченным на провал: Тэтчер имела прекрасный опыт парламентских дебатов, четко и быстро реагировала на вопросы, всегда находила нужные слова. Для нас такая форма была непривычной и новой, - не было обыкновения дискутировать с главами западных стран. А Тэтчер отстаивала свою позицию, отстаивала в жесткой форме и было ясно, что она ее не изменит. И от своих решений не откажется».

Напомню, что одной из тем интервью было ядерное разоружение: Советский Союз настаивал, чтобы к переговорам, начатым Горбачевым и Рейганом, подключилась и Великобритания. Но англичане отстаивали свою твердую позицию: ядерного оружия у нас мало, сокращать его мы не можем, потому что рискуем безопасностью и, как следствие, гарантией того, что мы останемся в клубе великих держав.

Потом жизнь разбросала нас в географическом пространстве, но Бориса Александровича всегда вспоминаю с теплотой и добром.

И вот что хотелось бы передать моему легендарному коллеге:

  Боря, прости, что почти все написано в прошедшем времени! Все эти истории прочно заняли свое место в той нашей телевизионной, настоящей жизни – эфиры, репортажи, комментарии, командировки, удачи и неприятности, о которых никто сегодня не помнит. Я у тебя многому научился. Спасибо! Здоровья тебе и удачи!  

Сергей Иезуитов, Рим, Италия

Статья просмотрена: 928
Рейтинг статьи: 1
Bookmark and Share
Страны: Бангладеш
Борис Калягин
Борис Калягин, 15.01.2017 в 01:11
Источник изображений: Из открытых источников, ничьи права не нарушены
Специально для Всемирной Энциклопедии Путешествий
↓ Комментарии ( 0 )
У этой статьи нет ещё ни одного комментария
Напишите комментарий и Вы будете первым
Комментирование доступно только зарегистрированным пользователям энциклопедии
Авторизуйтесь на главной странице если у Вас уже есть аккаунт
Зарегистрируйтесь, если у Вас ещё нет аккаунта на портале Всемирной Энциклопедии Путешествий
тел/факс +7 (925) 518-81-95
Сайт является средством массовой информации.
Номер свидетельства: Эл № ФС77-55152.
Дата регистрации: 26.08.2013.
7+
Написать письмо